Универсальное решение: как использовать мертвых советских солдат для победы на выборах

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас
AP Photo/Raul Mee

Алексей Языков

Эстонские националисты во власти готовятся выиграть парламентские выборы, традиционно разыграв "русский вопрос".

Новое правительство Эстонии сосредоточилось не на разрешении самых насущных и срочных задач, не на борьбе с сумасшедшей инфляцией и начинающимся спадом экономики. 

Оно выбрало ликвидацию русскоязычного образования, а также демонтаж монументов и раскапывание могил советских солдат, погибших в боях с нацистами во время Великой Отечественной войны.

Неумная националистическая политика при мутных обстоятельствах сколоченной правящей коалиции, решившей положить конец "влиянию России" и "родимым пятнам социализма", создает напряженность в обществе, еще не забывшем "Бронзовую ночь", драматический апрель 2007 года. И эта напряженность может изменить расклад сил политических партий, что отразят предстоящие парламентские выборы.

Нет никаких сомнений, что неприглядная возня с монументами, памятными плитами и могилами, скоропалительная ликвидация русскоязычного воспитания и образования затеяны именно с прицелом на мартовские выборы. Новоиспеченных министров, представляющих в кабинете три партии, можно понять – с последствиями рекордной инфляции (выше, чем у воюющей Украины) и экономическим спадом они справиться не в состоянии, поскольку для этого у Таллина нет ни денег, ни умений.

А вот "решительные" антирусские начинания могут быть вполне благосклонно приняты эстонским избирателем, настроенным сейчас в целом антироссийски. Эстонские политики намерены оседлать волну русофобии, вызванную украинским кризисом, а точнее говоря тем, как он подается в местных средствах массовой информации.

Перевод русских детских садов и школ на эстонский язык обучения в течение нескольких лет, как эту затею анонсировала коалиция, естественно, невозможен, авантюрен и ничего, кроме вреда и дальнейшего размежевания общин, принести не может.

Но эстонская общественность в большинстве своем не особенно об этом задумывается, поскольку практически ничего о жизни русских школ не знает, да и знать не хочет, будучи не приучена такими "чуждыми" вещами интересоваться.

Так же, как и вообще жизнью русскоязычной общины, которую власть и эстонские средства массовой информации нередко рисует как некое подобие разобщенной группы грубых недоумков, только и мечтающих перенять эстонский образ жизни, отказаться от русского языка и воспитать детей "настоящими эстонцами". Предварительно осудив, конечно, "агрессивную Россию".

Многие европейские столицы используют украинский кризис к собственной выгоде, экономической или внутриполитической, но на попытку окончательной ассимиляции русскоязычного меньшинства (а "ликвидация" русского образования в исторически двуязычном обществе ничем иным быть не может) и на уничтожение всех напоминаний о войне и о победе над нацизмом пошла только Эстония. Демонтажом памятников, монументов, памятных досок и солдатских могил озаботилась ранее и Польша, но все же не в таких масштабах. В Таллине говорят более чем о двух сотнях таких "объектов", которыми занимается срочно собранная комиссия.

Монументы будут демонтированы "в любом случае"

"Не стоит бояться обсуждения переноса советских памятников, – заявляет профессор истории культуры Линда Кальюнди на страницах местных изданий. – Споры о переносе памятников помогут обществу стать сильнее".

И она отчасти права, бояться, действительно, не следует. Но стоило бы устыдиться намерения ради победы на выборах выкопать кости погибших почти 80 лет назад солдат, в очередной раз оскорбив их внуков и правнуков. Еще следовало бы всерьез опасаться того, что общество вовсе не сильнее станет, а окажется травмированным и расколотым не в меньшей степени, чем это случилось в 2007 году после бурных событий "Бронзовой ночи».

На этот раз демонстраций и массовых протестов, надо думать, не будет. Но отсутствие открытого проявления недовольства у порядком запуганного полицейскими мерами русскоязычного населения и у тех эстонцев, деды которых погибли, сражаясь с нацистами, не означает, что они это проглотят и простят. Это явно не самый лучший способ консолидировать общество.

Но о консолидации как раз речь и не идет. Мнением русскоязычного населения правительство не интересуется. Новый министр внутренних дел страны Лаури Ляэнеметс, один из представителей социал-демократов в коалиции, побывавший в русскоязычной Нарве, заявил там, что ценимый местным населением танк-монумент "в любом случае уберут", нравится это нарвитянам или нет. А компенсируют потерю какими-нибудь новыми социальными объектами и низкими тарифами.

Министр вещал еще что-то такое же неумное, но суть его речей свелась к информированию жителей об отсутствии интереса правительства к их мнению. Подыгравшая однопартийцу мэр города Катри Райк изобразила как бы осуждение такой вот позиции, но говорила о том, что "при переносе танка необходимо общаться с жителями Нарвы и объяснять им, почему именно сейчас необходимо убрать танк с каменного постамента. А вот интересно, действительно, почему именно сейчас, то есть незадолго до выборов?

Если абстрагироваться от чувства горечи, которую причиняет уничтожение ради сиюминутной политической выгоды памятников и надгробий всем потомкам солдат, павших в войне с нацизмом – причем боль причиняют не только "плохим" русским, но и многим рядовым эстонцам, не затронутым болезнью национализма…

Да, если постараться абстрагироваться от горечи и обиды за погибших дедушек и прадедушек, то останется жалость к эстонцам, уничтожающим собственную историю.

Война, смерти, потери и лишения, каратели в Псковской области, концлагеря, расстрелянные евреи, коммунисты и цыгане, то, что в Эстонии официально принято называть советской оккупацией, ожидание независимости и ее восстановление – это ведь все история страны, неотъемлемые частички ее "генома". Это то, что сделало эстонцев такими, какие они есть сейчас.

Странно, что об этом приходится напоминать вроде бы "профессиональным историкам", которым полагается лучше, чем другим их соотечественникам, помнить о том, что "народ, не помнящий своего прошлого, не имеет будущего".

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на 

Ссылки по теме