Кая Каллас доигралась. Параллели с Гитлером становятся опасными

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас
© AP Photo / KENZO TRIBOUILLARD

Историк и депутат Рийгикогу Яак Валге уличил премьер-министра Каю Каллас в плохом знании истории и попытке ограничить свободу слова политической оппозиции в Эстонии.

В четверг, 17 ноября, эстонские СМИ опубликовали мнение историка и депутата Рийгикогу Яака Валге, который подробно разобрал заявление премьер-министра Каи Каллас, в том числе упоминание Гитлера, в ходе ее противостояния с парламентской оппозицией. Премьер-министр Кая Каллас заявила на пресс-конференции правительства 10 ноября, что "любители препираться" грубо злоупотребляют конституцией, то есть статьей, согласно которой депутаты не несут юридической ответственности за голосование и политические заявления в Рийгикогу.

То есть, как посчитала Кая Каллас, "разумная конституция Эстонии исходила из того, что и в Рийгикогу народные депутаты будут разумны, а руководить Рийгикогу будет председатель, который знает, где находится кнопка, и при необходимости умеет ею пользоваться". После чего Каллас заявила, что "Гитлер пришел к власти совершенно законно и в соответствии с конституцией, действовавшей в Германии в начале 1930-х годов", что позволило ей сделать вывод – "все, что нужно знать о разумной конституции, о предположении, что все политики разумны".

"Отсылки к Гитлеру почти всегда говорят о политической примитивности, но в этих размышлениях была явная угроза: во избежание прихода к власти гитлероподобных политиков или каких-либо других неприятных для власти процессов парламентскую оппозицию необходимо заставить замолчать, при необходимости нарушив конституцию. Кая Каллас пояснила, что уважает конституцию, но надеется, что "суд окончательно решит, допустимо ли, правильно ли, что в зале можно обсуждать всякие вещи". Такое объяснение не смягчает впечатления, что премьер-министр подтверждает свое намерение задушить оппозицию любой ценой, в случае необходимости выходя за рамки конституции", – считает Яак Валге.

Историк напомнил, что статья 62 конституции однозначно запрещает судебное преследование депутата за заявления, сделанные в Рийгикогу. А это значит, "невозможно заглушить парламентские дебаты членов Рийгикогу с помощью судебной власти, пока суд является независимым".

Что же касается параллели с Гитлером, которые провела Кая Каллас, историк отметил, что "быстрый упадок немецкого парламентаризма начался за три года до прихода к власти Гитлера. Статья 48 Веймарской конституции позволяет в случае чрезвычайного положения издавать декреты без согласия парламента, и это положение о чрезвычайной ситуации предназначалось на случай серьезной опасности общественному порядку или хаоса в стране. А не для управления страной при помощи чрезвычайных декретов, как в итоге получилось".

По словам Валге, "Веймарская республика была парламентской демократией, но уже осенью 1930 года были оставлены попытки сформировать правительство на основе парламентского большинства", что "к 1932 году от Веймарской конституционной демократии осталось только название", что диктаторские методы до Гитлера уже проводили Генрих Брюнинг, Франц фон Папен и Курт фон Шлейхер: "Решение Папена свергнуть прусское правительство, возглавляемое социал-демократами, и передать крупнейшую землю Германии в управление рейхскомиссара также было прямым нарушением конституции, которое историки Ян Кершоу и Эберхард Кольб определили как государственный переворот".

Яак Валге подчеркнул, что "приход Гитлера к власти стал возможен лишь в результате политических интриг", но "конституция Веймарской парламентской республики была уже выброшена на помойку еще до его прихода к власти": "Когда Гитлер пришел к власти, он за считаные месяцы покончил с тем, что осталось от парламента и демократии".

"Так что параллель с Гитлером, которую Кая Каллас провела по своей инициативе или с подсказкой советников, свидетельствует о плохом знании истории. Однако и политически это не работает так, как того хотела Каллас, ибо угроза демократической конституции после прихода Гитлера к власти не имеет ничего общего с предполагаемой угрозой для демократической конституции в случае свободы слова политической оппозиции. Простите, но такая параллель просто глупа", – написал историк.

И предложил "подумать о последних годах Веймарской республики в контексте последних лет правления Партии реформ": "Партия реформ не скрывала своего желания принять так называемый закон о разжигании ненависти, чтобы заставить граждан замолчать, но пока эта идея не увенчалась успехом. Однако правительству Партии реформ удается чаще, чем раньше, связывать законопроекты с вопросом доверия, при котором отменяется обычный парламентский процесс. Ей также чаще, чем раньше, удается использовать дефект порядка работы Рийгикогу для исключения из производства неудобных проектов".

Валге отметил, что парламент не доверял правительству Каллас, когда ее партия правила единолично, что "все эти шаги подрывают парламентаризм так же, как во времена правления Гинденбурга, Брюнинга, Папена и Шлейхера".

И в заключение Валге сказал, что теперь глава правительства Эстонии Кая Каллас "сделала следующий шаг" – "сначала только угрозами, что не побоится нарушить конституцию". По словам историка и депутата, такое заявление кажется невероятным, однако эстоноземельцам, вплоть до тех, кому не нравятся национал-консерваторы, "следует всерьез задуматься о том, по-прежнему ли возможны свободные выборы".

Похоже, Кая Каллас и ее однопартийцы оказались в своих методах куда ближе к диктаторским аналогам в европейской истории. Собственно, эти замашки народ Эстонии наблюдал еще в 2007 году, когда реформисты устроили кровавые "бронзовые ночи" в Таллине и положили начало фундаментальному расколу в обществе.

Подписывайтесь на 

Ссылки по теме