Признание вины или покупка влияния: Запад решил возместить ущерб за влияние на климат

Конференция ООН по изменению климата 2022 года, Шарм-эль-Шейх, Египет
© AFP 2022 / JOSEPH EID

Алексей Языков

Коллективный Запад все же решил признать свою вину в глобальном потеплении и обещал как-нибудь заплатить за причиненные убытки и ущербы.

Неожиданный итог климатической конференции ООН в египетском Шарм-эль-Шейхе означает для стран Евросоюза радикальный рост затрат на поддержку третьего мира, а кроме того, свидетельствует о том, что европейский альянс оказывается в безвыходном положении.

В последний день конференции коллективный Запад вынужден был сдаться, согласившись наконец с требованием развивающихся государств заплатить за убытки и ущерб, причиняемые потеплением климата.

После трех десятков лет сопротивления Евросоюз и США сдались и пошли на это, чтобы привлечь третий мир на свою сторону в геополитическом конфликте с Россией и Китаем самым простым и действенным способом – деньгами. И, самое главное, они пытаются изыскать новые источники поставок сырья вместо тех, что им до сих пор обеспечивали две державы, ныне объявленные стратегическими противниками и даже врагами.

Пока остается непонятным, что именно случилось за кулисами климатической конференции и почему в последний фактически день ее работы и безуспешных усилий как-то договориться относительно фонда компенсации убытков и ущерба. Из сообщений средств массовой информации и комментариев политиков подробности не вычитываются.

Но коллективный Запад вдруг согласился с требованиями развивающегося мира и под одобрительные комментарии ООН подписался под резолюцией, подразумевающей выделение миллиардов долларов на репарации страдающим от стихийных бедствий бедным государствам. Тем самым признав свою вину за потепление климата, вызванное, как полагает большинство ученых, деятельностью промышленно-развитых государств, на совесть которых приходится львиная доля выбросов парниковых газов.

Можно предполагать, что ключевую роль в изменении позиции Запада сыграла Германия, накануне саммита ООН выразившая готовность выделить крупные суммы для создаваемого фонда компенсации убытков и ущерба, причиняемых стихийными бедствиями. Вслед за немцами заговорили о "справедливости" (и это после трех десятков лет отказов даже говорить на эту тему) еще в нескольких западноевропейских столицах, и Евросоюз согласился внести в повестку обсуждаемых на саммите ООН вопросов тему компенсационного фонда, но не взял на себя при этом никаких обязательств, что могло означать и намерение всего лишь создать видимость уступки. Евросоюзу сейчас как никогда прежде нужны поддержка и ресурсы развивающихся стран.

Тем временем Вашингтон по-прежнему ничего не говорил о своем отношении к фонду, но вполне вероятно, что, оценив созданную Берлином угрозу того, что Евросоюз все же пойдет на соглашение с третьим миром, решил перехватить инициативу, оставив за собой последнее слово, и неожиданно для своих западных союзников заявил о согласии стать пайщиком фонда.

Всего лишь предположение о причинах и механизмах перемен в позициях коллективного Запада, но оно могло бы объяснить непонятные "повороты" хода событий состоявшегося климатического саммита ООН, который все уже называли провалившимся. Его и сейчас многие в Евросоюзе считают неудачным, но только потому что он не смог задать более жесткие природоохранные цели, подтвердив лишь ранее, на прошлогоднем климатическом саммите Глазго, взятые участниками обязательства добиваться того, чтобы среднегодовые температуры повышались медленно, и потепление к концу столетия не превысило 1,5 градуса Цельсия.

Фонд будет создан, но когда и как, пока не очень понятно

Как бы там ни было, но появилось соглашение о том, что фонд компенсации убытков и ущерба наиболее уязвимых перед потеплением климата стран будет создан. Правда пока неясно, как и кем будет наполняться этот обещанный третьему миру "аварийный" кошелек, и что означает отсылка к различным существующим источникам средств, включающим финансовые учреждения, и намек на то, что не следует полностью полагаться лишь на платежи богатых стран.

Непонятно, каким образом Брюссель предложит распределить бремя пополнения фонда между союзными государствами и сколько должна будет платить, например, Эстония.

Степень виновности разных стран Евросоюза в потеплении климата, естественно, различна, но захотят ли промышленно-развитые западные и северные регионы альянса войти в положение его восточных стран и освободить их от взносов или хотя бы снизить их размеры – большой вопрос.

Впрочем, и само создание, а также дальнейшее существование фонда, его уставы и правила – одни сплошные вопросы. Запад все еще надеется включить в число его пайщиков Китай и Саудовскую Аравию и вполне может "отыграть назад", если Пекин откажется от такой "чести", продолжив предлагать свои собственные варианты помощи беднейшим регионам мира. Тем не менее развивающиеся государства празднуют победу.

"Это очень положительный результат для 1,3 миллиарда африканцев, – цитируют информационные агентства, в частности, министра зеленой экономики и окружающей среды Замбии Коллинза Нзову, сказавшего, что он "взволнован, очень, очень взволнован". – Для нас успех в Египте должен был определяться тем, что мы получаем за наши убытки и ущерб".

Эта конференция ООН сделала важный шаг на пути к климатической справедливости, заявил Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерриш в видеообращении к участникам встречи в Шарм-эль-Шейхе. По его словам, создание фонда возмещения убытков и ущерба есть шаг на пути к восстановлению доверия между развитыми и развивающимися странами.

Тем временем в Самарканде Боррель тоже обещал всем денег

Лишь один шаг "восстановления доверия". Евросоюзу следует пройти еще очень долгий путь, чтобы восстановить доверие, о котором говорит Гутерриш, но альянс торопится пожать плоды своих "уступок". Союзники для "сдерживания" России и Китая, энергоносители и иные стратегические ресурсы остро необходимы ему как можно скорее. Об этом достаточно откровенно говорил, например, глава внешнеполитического ведомства Евросоюза Жозеп Боррель на недавней встрече в узбекском Самарканде, на конференции по связям между Евросоюзом и бывшими советскими республиками, ныне странами Центральной Азии.

Отправился туда Боррель как раз в те же дни, когда его коллеги по общеевропейскому руководству "обрабатывали" представителей развивающихся стран на встрече в Египте. Главный европейский дипломат стращал хозяев встречи излишней зависимостью от России и Китая и предлагал всяческую поддержку Евросоюза, который усиленно ищет новых торговых партнеров.

Самаркандская конференция стала результатом многочисленных визитов в богатый ресурсами регион представителей Евросоюза, который не скрывает, что пытается наладить там выгодные связи вопреки очевидному влиянию России и Китая.

"Нам нужна диверсификация, больше партнерских отношений и набор инструментов, чтобы гарантировать, что в будущем наши новые зависимости и новые потребности будут удовлетворяться безопасным способом", – сказал Боррель в интервью брюссельскому изданию Euractiv.

"У нас есть влияние, и это влияние нужно использовать более деловым образом, оно не обходится без условий, – говорил в Самарканде главный дипломат Евросоюза. – Мы – крупнейший инвестор в Центральной Азии: почти половина совокупных инвестиций в регион – более 40 процентов – была сделана фирмами Евросоюза".

"Мы лучшие, мы первый торговый партнер – опережаем Китай и Россию – мы первый инвестор в регионе. <…> И мы должны использовать те инструменты, которые у нас есть, и самый важный из них, безусловно, экономические отношения, и использовать их более деловым образом", – добавил Боррель, отметив также, что Евросоюз должен действовать быстрее, не тратя годы на согласование торговых соглашений.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Подписывайтесь на 

Ссылки по теме